«Бывает, роль меняется так, что потом персонажа и не узнать. Но ничего страшного в этом нет — никуда не денутся ни Пушкин, ни Акунин, ни Шекспир…»
До города Ыхве театр может не доехать Печать E-mail

Записала Юлия Даминова. Журнал «Станиславский», май 2007 г.

Александр Феклистов, который сегодня не служит ни в одном репертуарном театре, считает, что разница между антрепризой и стационаром сегодня не так очевидна. Впрочем, известный актер полагает, что и антрепренеры обязаны понимать, что декорации спектакля не должны укладываться в один чемодан.

— Сама постановка вопроса: «Почему вы играете в антрепризе?» — содержит в себе подвох, потому что задаешься ответным вопросом: «А почему нет?». Мы знаем из словаря Даля: антреприза означает частное театральное предприятие. В Советском Союзе частного театрального предприятия не было, но мы не могли в государственных театрах играть и «Эмигрантов» Мрожека, и «В ожидании Годо» Беккета, и ОБЭРИУТов. С наступлением новых времен, насытившись подвальной экспериментальной жизнью, захотелось попробовать себя и в новых условиях.

Энергия спектаклей может быть маленькой, к чему хотелось бы, честно сказать, вернуться, а может очень сильной, которая может захватить огромный зал.

Понимаю подвох этого вопроса. Знаю, многие зрители жалуются на антрепризу. Конечно, когда телезвезда играет на фоне грязного задника, то это трудно не заметить.

А вот как просчитать качество спектакля — это работа самого зрителя. Сначала, конечно, создателей, но зритель должен понимать, на какого драматурга, актера, режиссера он идет.

Продюсеры сегодня понимают, что за спектаклем надо следить, что декорации не могут и не должны помещаться в один чемодан. Однако в антрепризе не могут ставиться и масштабные спектакли, которые просто не доедут до города Ыхве. Тогда в маленьких российских городах зрители не увидят никакого театра.

Я читаю много критических статей о московских спектаклях, многие из которых упрекают в антрепризном духе. Очень точно сказал Олег Павлович Табаков: «Выстраивайте репертуар государственных театров правильно и не ищите внешних врагов». То же самое нужно сделать и в антрепризе.

Есть разные театры. К примеру, в Лондоне муж Ингеборге Дапкунайте — английский театральный режиссер — не имеет права брать в постановку более пяти актеров. Ни пространственные, ни экономические условия не позволят этого сделать.

Конечно, нельзя игнорировать и того факта, что актеры в государственных театрах получают нищенские заработки, и я не скрываю, что антреприза — форма заработка для артиста.

← Александр Феклистов. Вспоминая Виктора Гвоздицкого Остров Александра Феклистова →