«В репетиции, если выражаться красивостями, — радость первого взмаха крыльями, а в спектакле — радость полета…»
Мужчины шалили с великолепной Марией Печать E-mail

Алиса Сопова. Газета «Донбасс»,  Украина,  1 ноября 2006 г.

Мария Порошина мечтает сыграть «интердевочку» Александр Феклистов, как оказалось, большой шутник. Об этом и о многом другом актеры рассказали корреспонденту «Донбасса» перед спектаклем «Великолепный мужчина», с которым они в минувшие выходные приехали в Донецк.

Балуев не боится прослыть попсой

Меня давно волновала одна неувязка. Я знаю, что Александр Балуев и Александр Феклистов играют в сложных постановках для интеллектуального зрителя. Но почему в сознании зрителей они чаще ассоциируются со своими ролями в сериалах гораздо более низкого уровня?

Феклистов: Невозможно только за счет экспериментальных работ стать известным.

Балуев: Я работаю для людей. Мне все равно, интересуют ли публику какие-то интеллектуальные спектакли и фильмы или сериалы. Я смотрю только на одно: интересно это по своей сути или нет. Экспериментальное кино тоже может быть таким, что три минуты посмотришь и думаешь: «Зачем я потерял эти три минуты своей жизни?» В свою очередь, сериалы бывают качественными и интересными. А то, что авангардисты объявят меня попсой, меня не волнует.

Впрочем, Александр Феклистов как-то сказал, что даже театр сейчас не соответствует его эстетическим идеалам.

— А каким, по-вашему, должен быть театр?

Феклистов: Прежде всего, живым. Сейчас театр страдает тем, что он «мертвый», чересчур условный. Люди в зрительном зале не хотят чувствовать себя дураками. Они должны видеть эмоции актеров, их жизнь. Все это сказал еще Станиславский. Но почему-то сейчас этого очень мало.

Заработал — поделись!

В интервью московской «Независимой газете» Александр Балуев пообещал присоединиться к Чулпан Хаматовой и Дине Корзун, которые собирают деньги для детей, больных раком крови. Я поинтересовалась у актера, сдержал ли он обещание.

— Пока, к сожалению, нет. Но то, что они делают, просто замечательно. Я бы с удовольствием принял участие в подобной акции. Если бы мне сказали, что надо куда-то поехать, что-то сделать…

— Но вы можете и сами это инициировать.

— Да, пожалуй, я так и сделаю. Это очень важно. Есть артисты, к которым я отношусь не очень хорошо в профессиональном плане, но уважаю их за то, что они создают благотворительные фонды, объединения, делают нужные вещи.

Самого Александра Балуева есть за что уважать даже без благотворительности. В Донецке он лишний раз доказал, что может выйти далеко за рамки привычного амплуа красавца в погонах (кстати, с некоторых пор актер зарекся играть военных) и вызвать массу эмоций у зрителей в сложной характерной роли. Его напарники тоже отыграли так, что зрители видели на сцене не волшебницу Светлану из «Ночного дозора» или обманутого мужа из «Зависти богов», «на которых» они пришли в театр, а именно тех персонажей, которых задумал сценарист. А в общении эти знаменитые актеры, чьи лица постоянно мелькают на обложках журналов и экране телевизора, оказались простыми и интеллигентными людьми. Сработало старое правило: чем больше заслуг, тем меньше снобизма.

Прелесть антрепризы — в шалостях

— Вы ездите без режиссера. Позволяете себе в его отсутствие какие-то шалости, отступления от сценария?

Балуев: Позволяем. И сегодня обязательно позволим. В этом и состоит прелесть антрепризного театра. Здесь нет жестких ограничений. Например, Юрий Любимов во время спектакля ходил в зрительном зале с фонариком. Артисты играют, а он им своим фонариком ритм какой-то показывает. То время, к счастью, прошло. Безусловно, к режиссуре нужно относиться уважительно, но это не подразумевает слепого следования установкам.

Феклистов: Я спрашивал одного зарубежного театрального режиссера, который делал постановки в разных странах, о том, как долго спектакли сохраняются в первоначальном виде. И он ответил: «В Германии ты поставил спектакль, потом приехал через три года — он как поставлен, так и стоит. Приехал в Россию — и ты не узнаешь свой спектакль».

Актеры не боятся ни умереть, ни забеременеть

Когда Марии Порошиной предложили сыграть проститутку в сериале «Дальнобойщики», она возмутилась: «Ну какая же из меня проститутка?!»

— Разве профессия актера состоит не в том, чтобы перевоплощаться? — спросила я ее.

— Маша, ты что, проститутку играла?! — изумился Александр Балуев.

— Да, Саш, да.

— Ужас! Кошмар! Ничего себе!

— Я тогда только начинала сниматься в кино и была шокирована: как это вы из меня, девочки-цветочка, хотите сделать проститутку?! Зачем? А режиссер сказал: «Разве тебе неинтересно попробовать?» И я снялась. Конечно, это была не такая роль, какую сыграла Елена Яковлева в «Интердевочке» — не в таком объеме, не с такими возможностями. А это тоже было бы интересно. От такой роли я бы не отказалась.

Спектакль «Великолепный мужчина» заканчивается тем, что герои Александра Балуева и Марии Порошиной умирают.

— Вы не боитесь играть смерть?

Порошина: Я не боюсь.

Балуев: Это же всего лишь театр. Мы умираем условно.

Феклистов: Саша Деревянко недавно сыграл беременного трансвестита. Он же после этого не боится забеременеть.

Вино, бананы и злые пограничники

На столе у актеров стояли бутылки с минеральной водой «Боржоми», которая из-за грузино-российского конфликта больше не продается в Москве. Артисты с удовольствием пили «вражескую» воду, предпочитая ее даже «Evian». А потому я спросила:

— Вы не привезете домой из Донецка грузинского вина?

Балуев: А если не пропустят? Остановят на границе и скажут: «Провозить запрещено. Пей здесь».

Феклистов: Я помню, как в 88-м году Сережа Газаров вез с фестиваля из Мюнхена бананы. Это был тогда дикий дефицит. И пограничники сказали ему: «Вы должны сейчас съесть эти бананы или мы их сожжем». Сережа раздал их своим товарищам, и они стояли и ели эти бананы, а в их чемоданах копались злые пограничники…

Пять вещей, которыми нас удивили московские актеры

Донецкие театралы не избалованы экспериментами на сцене. Поэтому первым чувством, которое вызвал у них «Великолепный мужчина», было недоумение. Уж очень эта постановка отличается от того, что мы привыкли видеть в донецком театре. Это не хорошо и не плохо. Просто непривычно. Что же именно удивило донецких зрителей?

Во-первых, звуки

Прямо на сцене, рядом с декорациями, стоит диджейский пульт. За пультом сидит композитор Олег Липатов и выдает самые разные звуки — музыку, крики птиц, плач ребенка, шум ветра и моря. Причем эти звуки не имеют прямого отношения к сюжету. Скорее, оттеняют его на подсознательном уровне. Но этим участие музыканта не ограничивается. Герои периодически обращаются к нему с репликами. Например, герой Балуева: «Что ты тут сидишь? Тебе, небось, тоже нравится моя жена, да? Ну ладно, сиди пока».

Во-вторых, декорации

На сцене нет никаких обычных для театра предметов, создающих более-менее похожий на реальность интерьер или пейзаж. Все декорации состоят из трех обтянутых белой тканью металлических конструкций, похожих на ворота-коридорчики; железной кровати на колесиках, какие стояли в советских больницах; и двух свисающих с потолка крюков на веревках. Эти вещи принимают активное участие в действии — герои постоянно перетаскивают их с места на место и переворачивают. Каждая из этих махинаций что-то символизирует и имеет глубокий смысл. Впрочем, об этом — дальше.

В-третьих, символизм

Ничего на сцене не происходит просто так. Каждая мелочь что-нибудь да означает. Например, заключение брака символизируется сниманием друг перед другом шляп. Когда герой откровенен, обнажает душу, он обязательно обнажается и в прямом смысле — снимает с себя часть одежды. Измена Юлии показана следующим образом: она и граф заходят в разные конструкции-коридорчики, разворачивают их, ставят вплотную друг к другу, а затем соединяют в одну. Причитая: «Вы меня больше не любите, все кончено», отчаявшийся граф громоздит конструкции, до этого мирно стоявшие в ряд, боком одна на другую, отчего сцена становится непривычной и какой-то разгромленной. «Да нет же, люблю», — отвечает Юлия. Граф успокаивается и ставит конструкции на место.

В-четвертых, хореография

В спектакле присутствуют всего два коротких танца, но этого хватает, чтобы сломать стереотип о танце в драматической постановке как о бесполезном затягивании сюжета. В «Великолепном мужчине» «хореографически» изображаются роды и сама суть любовного треугольника, когда двое мужчин не могут поделить одну женщину. И то, и другое получилось очень выразительно — кажется, что никакими другими приемами это не изобразишь лучше.

В-пятых, Балуев в футболке от «Шахтера»

Приезжие знаменитости любят заигрывать со страстью дончан к футболу. Александр Балуев сорвал овации, облачившись во время спектакля в футболку с символикой ФК «Шахтер».

← Александр и Александр: Еще чуть-чуть и всем кирдык Мастер Феклистов →