«Я люблю путешествовать, люблю ездить, нам — Стрельцам, говорят, свойственно постижение горизонтов…»
Александр Феклистов в программе «А пропо» (расшифровка) Печать E-mail

Нина Карель. Радиостанция «RFI» (Париж, Франция), 20 января 2011 г.

С 26 января по 13 февраля парижский пригородный театр «Les Gémeaux» принимает на своей сцене коллектив международного театрального фестиваля имени Чехова с шекспировской «Бурей». Проект необычный: пьесу Шекспира с российскими актерами поставил известный британский режиссер Деклан Доннеллан. О том, как работалось российским артистам с лондонским режиссером-постановщиком нам рассказал, в перерыве между репетициями в Париже, актер Александр Феклистов.

— Это очень интересная работа: если можно так выразиться, если это понятно, он не ставит спектакль. Он создает условия, чтобы мы импровизировали, пытались что-то делать сами, для себя... А потом, своей волей и вкусом, он отсекает лишнее... Мы начали этот проект летом, на Валдае. И бесконечное количество этюдов на тему пьесы «Буря» мы делали на природе. На фоне озера, буквально в озере. С переворачиванием лодок, с печением хлеба настоящего... с лесом, с полем и т.д.

RFI: А что это дает?

— Ну, во-первых, мы все не знакомы. Мы все познакомились и сдружились. А это очень важно, чтобы в коллективе была атмосфера доверия и рабочая, просто рабочая атмосфера. Во-вторых, мы приобрели прекрасное естественное чувство экстратерриториальности. Мы были оторваны от семей, от социума, от проблем каких-то социальных. Не было телефонии, не было проблем подготовки еды. Ну, в общем, все это нам обеспечили.

RFI: То есть, это у Вас была чистая такая, творческая лаборатория?

— Абсолютно... И что-то из этого вошло в спектакль, что-то — нет. Но это был такой «зачин», что называется. А с 22 ноября мы уже репетируем в театре, в арендованном для этого помещении. Поскольку мы все из разных мест, из разных театров...

RFI: Шекспир в версии Доннеллана отличается чем-либо в версии российских режиссеров?

-... У каждого режиссера своя версия...Но повсторяю — Деклан ни на чем не настаивает. Он просто предлагает попробовать быть персонажу таковым или другим, пытаться найти интерес в сюжете — новый. Как-то «очистить» его заново... Конечно отличается.

«Буря» Шекспира в Париже в постановке руководителя Лондонского королевского театра идет в переводе Михаила Донского, то есть на русском языке с французскими субтитрами. Сцена театра «Les gemeaux» коллективу и режиссеру уже хорошо знакомы — это четвертая российско-британская постановка, которую показывают на сцене этого театра. Мы спросили у Александра Феклистова, дает ли эта смесь британской драматургии, российской театральной школы и присутствия французской публики какой-то особенный эффект?

— Мне кажется, что ничего особенного в этом нет. Мы так же волнуемся, не знаем как воспримут этот спектакль. Мы внутренне, естественно, нацелены на то, чтобы добиться тех целей, которые поставили вместе с режиссером.

В российских репортажах о работе коллектива над спектаклями особенно подчеркивалось, что режиссер Деклан Доннеллан не говорит по русски, а актеры — по английски... Что, очевидно, не стало помехой в творческом процессе:

— Никаких тут проблем нету. У нас есть синхронистка прекрасная, Аня Колесникова. Да и Деклан обучался русскому. Да и молодежь проще говорит на английском, чем мы, люди старшего поколения. Как-то, с этим проблем нету.

RFI: Язык не мешает.

— Нет, совершенно. Честно говоря, в школе я учил немецкий, И когда встретился с Декланом, решил: ну, вот, теперь-то я и выучу английский! Но ничего подобного (не получилось). Я никогда не слышу, что он говорит. Я слышу смысл задачи, которую он формулирует. Но не слышу, какие он говорит слова и как их произносит. Потому что мозг занят совершенно другим.

«Буря» — одна из последних пьес Шекспира. Фантастическая сказка, которую относят к жанру трагикомедий, будет интересна для взрослых и детей.

Александр Феклистов:

— Мне кажется, что спектакль должен быть интересен для любой публики. Поскольку сюжет спектакля не только в написанном тексте, он еще и в историях, которые мы пытались параллельно прочертить вместе с режиссером и драматургом, вскрыть то, что мы не видим сразу за текстом. Поэтому, очень много слоев, как мне кажется. Проявятся ли они все и будут ли понятны все — это уже вопрос другой. Но мне самому интересно что из этого выйдет. Мне кажется, это такая сложнейшая пьеса, и чувствуешь себя спортсменом или перед боем. И спектакль, по-моему, не должен быть длинным. Так что советую прийти, порадоваться. Вместе.

Слушать аудиозапись передачи

← Мы ждем русскую «Бурю» Александр Феклистов: Актер — это зараза →