«Ни в кино, ни на ТВ никогда не прошу дублей. Нутро мое устроено так: что случилось, то и есть, хорош я получился или плох…»
Александр Феклистов: «Без своей жены я просто сошел бы с ума» Печать E-mail

Татьяна Иванова. «ТелеФАКТЫ» (Украина), 20 июня 2008 г.

Александр Феклистов снялся в почти 60 фильмах. Особенно зрители полюбили его за картины «День рождения Буржуя», «Зависть богов», Любовь с привилегиями«, «Батальоны просят огня», «Плюмбум, или Опасная игра». А в 70-е годы прошлого века молодой Феклистов мечтал работать в... кукольном театре. Актер еще не знал, что вскоре столкнется со всеми сложностями, выпавшими на долю творческой интеллигенции в СССР. Борьба с безграмотным минкультом, изоляция, прессинг КГБ — у Феклистова есть повод не любить советскую власть. Хотя в телевизионном фильме «Татьяна» («Интер»), одной из недавних работ актера, он сыграл человека, преданного этой власти до мозга костей.

«В советское время меня частенько вызывали в КГБ»

— «Татьяна» — реальная история русского интеллигента Эдуарда Лозинского, пострадавшего от советского режима. Говорят, и вам не удалось миновать внимания КГБ.

— Меня действительно в советское время частенько вызывали в КГБ. Пугали, что выгонят из института, а отец с братом потеряют работу, если я не перестану носить значок «Солидарности» и переписываться с польской девушкой. Потом у них появилась новая причина — я играл в спектакле «Эмигранты», который официально не был одобрен и запрещен к выпуску... В общем, разъяснительных бесед и угроз КГБ мне хватало, как и многим моим друзьям.

— Тем не менее вы сыграли роль генерала, до мозга костей преданного советской власти.

— Это было даже забавно! Всю ненависть, которую до сих пор испытываю к коммунистам, я вложил в этого человека. А для актера всегда приятно отыграться по полной! Я сделал генерала орудием системы и собственной мести.

«Ни в одном из своих детей я не видел божьей искры для актерства»

— Говорят, московские режиссеры теперь снимают кино исключительно в Белоруссии...

— И это правда. Мы тоже работали в Минске. Честно говоря, для туриста там жизнь прекрасная. На улицах чисто, тихо. Для киношников вообще раздолье — на улицах нет рекламы, огромных плакатов. Но мне все время хотелось плюнуть на всю эту чистоту. Я понимал, что мы находимся в режимном государстве. А причина, по которой наши режиссеры любят снимать в Белоруссии, довольно банальна — там дешевле. К тому же Минск до сих пор имеет сталинский облик — в городе нет неоновых вывесок и биллбордов. В Москве сделать исторический фильм, подобный «Татьяне», уже невозможно. События картины происходят в 1983 году, если бы мы решили базироваться в столице, то на одни спецэффекты по затиранию проводов потратили бы колоссальные деньги. А кто нам выделит бюджет, приближенный к «Индиане Джонсу»?

— Скорее всего, никто.

— Вот-вот. И режиссеры это прекрасно понимают. От работы в фильме «Татьяна» у меня остались прекрасные впечатления. Что бывает в кино далеко не всегда. Увы.

— Конечно, тут и страсти, и романтическая история просто небывалая.

— Это потрясающе! Влюбленная пара долгие годы ждала момента, чтобы соединиться. Им мешало КГБ, родственники с двух сторон, правительства СССР и Америки. Но в конце концов они встретились. Мне такие страсти были, конечно, незнакомы. У меня в любви как-то все более органично получалось. Наверное, просто везло.

— Ваша жена Елена работает на телевидении...

— Она — мой главный помощник и правая рука! Читает все сценарии, которые мне присылают довольно часто, высказывает свое мнение, даже отправляет мои электронные письма — я путаюсь в компьютере. Без нее, наверное, просто сошел бы с ума. Старшая дочка, кстати, тоже работает на телевидении, сын только что получил диплом — будет военным доктором, а младшенькая учится на театрального менеджера и театроведа. Я всегда давал детям полную свободу.

— Никто из них не захотел пойти по вашим стопам?

— Этого не желал и я. К тому же ни в одном из них не видел божьей искры для актерства. Старшие определились, младшая — на подходе. А внуки — посмотрим!

— Похоже, из вас так и не получилось строгого отца.

— Ой, не буду хвастаться, со мной по-всякому бывает...

← От Пушкина до Акунина Записные книжки Вершинина  →